Реклама

Разделы сайта

Реклама от Google AdSense

!!! Чтобы найти нужные вам саженцы, культуру, сорт и т.д., воспользуйтесь поиском, размещённым вверху каждой страницы. На сайте можно найти почти любой посадочный материал: семена, саженцы и прочее. Нужно самим поискать а не ждать "золотую рыбку" для услуг. По личным вопросам к авторам необходимо обращаться по указанным на страницах адресам, а не в комментариях. Личная переписка удаляется
Каталоги на посадочный материал постоянно обновляются. Советуем регулярно проверять изменения в соответствующих разделах, на персональных страницах садоводов и на других страницах сайта

При введении комментария просим указывать своё имя и регион и свой e-mail-адрес

Конкуренция как фактор разрушения сельского хозяйства

Конкуренция как фактор разрушения сельского хозяйства

О. В. Тарханов, к.т.н., академик Международной Инженерной Академии, директор и главный конструктор Башкирского научно-инженерного центра по технологии переработки органики, e-mail: gelo-t@yandex.ru 

COMPETITION AS A FACTOR IN THE DESTRUCTION OF AGRICULTURE

O. V. Tarkhanov, k.t.s, academician of the International Engineering Academy, Director and chief designer of the Bashkir scientific-engineering center on technology of processing of organics, e-mail: gelo-t@yandex.ru

АННОТАЦИЯ

В статье на основе анализа воззрений на природу конкуренции в биоценозах и агроценозе показано, что современная экономическо-рыночная интерпретация конкуренции не может привести к достижению продовольственной безопасности.

Ключевые слова: конкуренция, природа, агроценоз, торговля, цивилизация, борьба, выживание

ABSTRACT

In article on the basis of the analysis of views on the nature of competition in biocenoses and agrocenosis shown that the current economic and market interpretation of competition may not lead to the achievement of food security.

Key words: competition, nature, agrocenosis, trade, civilization, struggle, survival

«Природа проста и не роскошествует

излишними причинами».

Исаак Ньютон

Нет большего зла, чем заблуждение.

Сократ

В последние три десятилетия наблюдается тяжёлый кризис в развитии человечества. Глубина этого кризиса определяется имеющими место быть фактами:

– в сельском хозяйстве мира испорчено 2/3 имевшихся  плодородных земель [1, 2];

– количество голодных на земле достигло 1 млрд. человек [3];

– выращивание традиционных растений привело к спаду урожайности культур, несмотря на интенсивное применение минеральных удобрений;

– с целью недопущения спада производства пищи в наиболее развитых странах капитализма перешли на выращивание вместо традиционных растений генномодифицированных организмов ГМО (растений), призванных увеличить производство пищи и уменьшить издержки производства;

– переход на ГМО привёл к увеличению издержек и расширению форм заболеваний людей [4];

– наиболее динамично развивавшееся в ХХ веке государство СССР распалось из-за  снижения в восьмидесятые годы объёма производства пищи и не достижения целей Продовольственной Программы СССР несмотря на десятикратное увеличение производства минеральных удобрений и наличие социалистических форм хозяйствования;

– разрушение социализма и переход России  на частную форму собственности на землю не привели к росту производства пищи и благосостояния крестьянского населения, наоборот, в России усилилась тенденция снижения количества производимой пищи [5];

– главным приоритетом человека названо его право на еду [6];

– Россия вынуждена большую часть полезных ископаемых и лесных ресурсов менять на зарубежную пищу;

– В Китае изношено около 40% плодородных земель [7];

– пахотные земли в Украине теряют плодородность [8];

– вступление России в ВТО вместо ожидаемого роста производства конкурентно-способной пищи собственного производства привело к острой проблеме импортозамещения [9];

– в России наблюдается парализация научно-исследовательской и опытно-конструкторской деятельности, кризис в подготовке научных кадров, снижение в десятки раз изобретательской активности;

– большая часть чернозёмов и наибольшее количество земли, которую можно превратить в плодородную через выкорчевывания лесов, приходятся на Россию. Но даже без вовлечения земель под лесами именно в России приходится сельскохозяйственных угодий в среднем почти 2 га на гражданина, в то время как в Европе – около 0,2 га;

– дальнейшее ухудшение мировой экономики, рост количества гражданских и межэтнических войн, грозящих переходом в межрегиональные, межцивилизационные и третью мировую войну, новый этап разрушения постсоветского пространства на территории Украины;

– мировое сельское хозяйство практически полностью было основано на конкуренции, но это не исключило рост дотаций фермерским хозяйствам со стороны государств.

Тем не менее, все беды советской и сегодняшней России и стран СНГ сторонники рыночного пути развития видели и продолжают усматривать в отсутствии конкурентной среды и конкуренции между производителями сельскохозяйственной продукции.

О таком тотальном взгляде на причины недостатков экономики СССР свидетельствует Закон РСФСР, принятый за шесть месяцев до развала СССР [10].

Этот закон с характерным названием "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" был принят в стране, где отсутствовала частная собственность на средства производства, а производство пищи фактически было парализовано новациями опросной социологической экономики. Но вот что любопытно. К моменту, когда РСФСР полностью перешла на введение частной собственности на средства производства, а земли, розданные колхозникам, перешли в частную собственность вертикальных корпораций, этот закон фактически перестал существовать. От семи его разделов осталась только «Статья 4. Определение основных понятий».

Сопоставляя приведенные факты, не трудно прийти к выводу о том, что конкуренция не уберегла мировое сельское хозяйство от спада производства и деградации плодородных земель с одновременным снижением качества производимой продукции. В то же время, перевод сельского хозяйства России на рыночные рельсы вместо роста производства пищи, привел к его уменьшению. Стало быть, либо конкуренция ошибочно отнесена к факторам успешной сельскохозяйственной деятельности в рамках собственно сельскохозяйственного производства, либо она, наоборот, служит его разрушению.

Понятие «конкуренция» происходит от позднелатинского слова concurrentia  (сталкивание), введенного в оборот исследователями при описании экономического механизма капиталистического производства. Применительно к сельскому хозяйству того времени конкуренция обозначала борьбу на внутреннем рынке между производителями пищевой продукции и связанными с ними производителями товаров из сельскохозяйственного сырья за денежные средства  покупателей.

Вполне ясно, что если бы сельхозугодья обладали одинаковым плодородием, урожайность различных культур не зависела бы от природных климатических условий, а количество суммарно производимой продукции направлялось бы на удовлетворение главного права людей на еду [6], то никакой конкурентной борьбы при производстве и реализации пищи не возникало бы в принципе. К сожалению, в природе дело обстоит иначе. Во-первых, земли значительно отличаются по уровню естественного плодородия. Во-вторых, производители пищи находятся на разных расстояниях от города. В-третьих, человеческое общество к моменту возникновения капитализма хорошо было знакомо с явлением снижения почвенного плодородия. В-четвёртых, количество плодородных земель на планете Земля – ограничено. В-пятых, институты государства должны выявлять, устранять и не допускать препятствий для производства и распределение пищи для своих граждан.

Перечисленных обстоятельств достаточно для того, чтобы оценить глубину их воздействия на производство пищи на примере развития сельского хозяйства в капиталистической Европе к середине 19 века. Рассмотрим это.

Вполне ясно, что некая первая группа производителей Σ1Пn на плодородных землях Sn при очевидно меньших затратах труда и материальных ресурсов, получала продукции значительно больше и лучшего качества, чем вторая группа производителей Σ2Пу на менее плодородных землях Sу. Стало быть, при реализации продукции даже по одинаковой рыночной цене, каждый из производителей Пn на плодородных землях получал доход Д1, больший дохода Д2 каждого из производителей Пу. И получали они этот больший доход не благодаря конкуренции, большему трудолюбию и большим затратам труда, а только благодаря большему плодородию обрабатываемых ими участков. При этом вполне ясно, что плодородие земли определяется его природой, а не правом частной собственности.

Таким образом, из приведённого обоснования следует, что в сельском хозяйстве производимые потребительные стоимости, как атрибуты практической и теоретической экономии, строго говоря, определяются не только трудом. Стало быть, утверждение о том, что стоимости определяются (измеряются) трудом – является ошибочным. Констатация этого парадокса принадлежит Марксу [11, С. 346]. Однако разгадать этот парадокс удалось лишь после раскрытия механизма созидания стоимости в экономическом организме. Его суть заключается в том, что аграрный продукт определяется, при прочих равных условиях, фактором плодородия почвы ФП и фактором труда ФТ.

При этом вполне ясно, что если плодородие почвы равняется нулю, то никакое количество затраченного на этой почве труда не создаст ни стоимость, ни ее прибавочную часть. Такой же результат получится, если к плодородной почве не прилагать никакого труда. Стало быть, при равенстве нулю любого из указанных факторов аграрный продукт, как стоимость, произведен быть не может. Значит, аграрная стоимость СА, а значит, и меновая стоимость, превращаемая на рынке в товар, определяется не трудом, как полагали Смит, Риккардо и Маркс, а произведением факторов [12, 13]:

СА = k • ФТ • ФП,

где k – коэффициент соответствия.

Этим же определяется больший доход Д1 производителей Пn, чем доход Д2 у Пу.

Преимущество в доходе, рано или поздно, при частной собственности на землю, позволит каждому из производителей Пn выкупить земли у Пу, превратив Пу в изгоя производства. Вполне ясно, что отдельный Пn, при таком повороте событий, получит урожай на участке S2 с меньшими издержками на величину затрат, которые ранее уходили у П2 на содержание своих детей и поставку пищи на рынок. Стало быть, в руках Пn после превращения Пy в изгоя, окажется несколько больший новый доход Д1n, чем сумма Д1 и Д2. Однако право на пищу у Пу с момента потери им земли, а значит, и возможности производить пищу для себя самого, воспроизводить и воспитывать потомство, практически исчезает. И эта потеря прав не имеет ничего общего с конкуренцией живых существ в природе, ибо никак не связана с природными способностями крестьянина, производившего пищу на менее плодородном участке земли. Стало быть, частная собственность на землю ограничивала и продолжает ограничивать развитие производительных сил любого человеческого общества, включая российское государство. Ведь гении рождаются не по признаку частной собственности на землю, а по независящим от этого института обстоятельствам. Но именно гении и таланты определяют развитие любых возможностей любого государства. Следовательно, любое общество, допускающее конкуренцию  в производстве пищи частными собственниками земли, заведомо ограничивает развитие собственных производительных сил и обрекает себя на прозябание и исчезновение в небытие. Именно поэтому, на Западе и Востоке наибольшее развитие получает производство пищи через аренду земли либо у крупных земельных собственников, либо у государства. Последнее получило максимальное развитие в Израиле и Китае. Благодаря этому именно Китай стал лидером в развитии производительных сил китайского народа.

Далее. Из опыта земледелия известно, что со временем плодородие полей падает. Стало быть, единственным гарантом будущего благополучия частного владельца земли Пn является как можно большее приобретение в свою собственность земель менее счастливых собственников. Единственным ограничением на пути сосредоточения всех имеющихся в данном районе (регионе, стране) земель является наличие других, подобных Пn, производителей. Однако, конкурентная борьба, рано или поздно, исторически обусловленная институтом частной собственности на землю, возникала уже между самими более богатыми владельцами земель, ранее принадлежавшими к группе Σ1Пn. Это приводило к укрупнению производителей и к росту армии безработных из числа крестьян. Однако снижение плодородия укрупненных участков земли со временем заставляло их владельцев отказаться от части своих работников, экономя на их содержании и еде. В результате, в обществе появляются безработные. При этом любые новшества в аграрном производстве, приводившие к росту производительности труда, непрерывно содействуют сокращению крестьянского населения и пополнению люмпенизированной армии безработных. Стало быть, и этот феномен снижения плодородия во времени, ведет к вытеснению граждан из производства пищи, что оборачивается ограничением развития производительных сил.

В конечном счете, земля оказывалась в частном владении уже не у собственно производителей, а в чистом виде у ее собственников. И этот собственник фактически устранялся и устраняется от практики производства пищи, раздавая в аренду скупленные им земельные ресурсы.

Таким образом, вполне ясно, что даже такая, абстрактно очищенная от вредительства мелких производителей пищи друг другу, конкурентная борьба среди аграрных производителей к началу 19 века не приводила к достаточному количеству производимой для всех граждан общества пищи.

На этот процесс вытеснения из аграрного производства «лишних» крестьян при капитализме был наложен так называемый прогресс в земледелии. Его суть заключалась в создании Либихом (представителем науки) в 1840 г. теории минерального питания, положенной в основу применения в земледелии минеральных удобрений.

При этом экономистам 19 века казалось, что минеральные удобрения приводили к компенсации неизбежного падения естественного почвенного плодородия.

На первый взгляд, такой вывод базировался на простых логических обоснованиях. Так известно, что при выращивании растений в них из почвы поступают минеральные соли. Значит, вполне логично было считать, что внесение в почву искусственных солей как бы восполняет запас питательных веществ, ранее пошедший на питание растений.

На самом же деле, применение искусственных удобрений приводило к нескольким последствиям в аграрной экономике капитализма, а в последующем, и в СССР.

Первое из них связано с затратами общества на производство удобрений. Эти затраты для аграрных производителей являются издержками, идущими на производство пищи для всей цепочки производителей  минеральных удобрений.

Второе связано с тем, что применение искусственных удобрений приводит к снижению естественного почвенного плодородия. Стало быть, с каждым очередным годом дозы удобрений для получения того же самого урожая необходимо было увеличивать, что, очевидно, приводило к росту издержек у земледельцев.

Третье связано с ухудшением качества выращиваемых на искусственных удобрениях растений. Это объясняется тем, что в естественных (без удобрений, например, на лесной лужайке) условиях растения получает весь спектр необходимых ему питательных веществ. При внесении в почву минеральных солей азота, фосфора и калия вместо органического вещества фекалий домашних животных естественный механизм плодородия и активность биоты подавляются. В результате, растения вырастают неполноценными из-за сужения спектра питания.

Четвертое определятся снижением естественного почвенного плодородия и ухудшением условий для продуктивного развития нормальных растений. Это приводит к ослаблению и вырождению сортов культурных растений. Как следствие, ученые генетики заменили естественные сорта растений на генномодифицированные. Но этот путь, вместо решения проблем, привел к росту и издержек в земледелии и к появлению опасных для людей заболеваний [14]. Стало быть, применение минеральных удобрений, как следствие уже научных заблуждений, отрицательно сказывающее на количестве производимой пищи с одновременным ростом издержек, также ограничивает рост производительных сил общества.

В результате современные цивилизации, остановившиеся на капиталистическом способе производства пищи, во избежание социальных протестов внутри государства, вынуждены изыскивать средства для погашения растущих издержек у национальных производителей пищи.

Такие средства, как это в 1936 г. заметил Кейнс, капиталистические государства, подавляя слабых конкурентов, получают через сальдо в международной торговле. При этом именно на отставшие в развитии страны ложится бремя роста издержек в аграрном производстве более развитых стран [15]. Сегодня бремя издержек несёт и Россия.

Из представленных обоснований следует, что конкуренция ошибочно принята Смитом как причина экономического прогресса в производстве пищи при капитализме. Наоборот, конкуренция между частными производителями пищи внутри государства, переходит в конкурентную борьбу цивилизаций за выживание через международную торговлю, что приводит к неудержимому росту издержек в мировом аграрном производстве. И хотя количество аграрных производителей (крестьян) при капитализме непрерывно снижается, но это снижение лишь незначительно ведет к экономии пищи на вытесненных из производства пищи крестьян. Вариант промежуточного итога изнурительной конкурентной борьбы внутри цивилизаций и между цивилизациями через международную торговлю – всемерное ослабление одного из конкурентов с неизбежной военной конфронтацией [15, с. 349]. Второй вариант конкурентной борьбы цивилизаций – ослабление внутренних собственников земли и производителей пищи через переход в собственность транснациональных компаний производственных мощностей по производству и реализации пищи непосредственно на землях конкурирующей цивилизации с конечным для нее итогом – потерей суверенитета в пользовании главным средством производства пищи (плодородными землями) через экономические формы конкурентной борьбы. В результате данная цивилизация теряет перспективу сохранения самое себя как исторической общности людей.

Т.о. уменьшение крестьянского населения формально приводит к некой экономии пищи, ранее шедшей на кормление крестьян, «приговорённых» к вытеснению из аграрного производства. И это раскрестьяненное население сёл резко повышает социальную напряжённость в государстве. В свою очередь, вытесняемые из развивающегося промышленного производства рабочие, не выдержавшие конкуренции с оставшимися в производстве рабочими, пополняют ряды безработных и лишь повышают социальную напряжённость. Следовательно, конкуренция среди крестьян, как и среди иных тружеников, не является основой развития производства пищи. Наоборот, конкуренция среди тружеников приводит к неудержимому росту издержек, как в аграрном производстве данного государства, так и в его социально-экономическом организме. Как следствие – ограничение развития производительных сил.

Стало быть, конкуренция производителей пищи за рынок не решает задач нормального развития экономики любого из государств. Наоборот, это явление на следующем этапе приводит к неизбежной конкуренции между государствами, как цивилизациями. Безрадостным итогом этой конкуренции является неразрешимая для капиталистического способа производства проблема - проблема судьбы вытесненных из производства людей. В конечном счёте, такая конкуренция, на одном из последних этапов своего развития вначале нерационально растрачивает производительные силы общества, а затем перерастает в войны между цивилизациями за оставшиеся плодородные земли. Это обусловлено тем, что главным правом людей, как указано выше, является право на еду. А так как плодородных земель становится всё меньше, то это право перерастает в антагонизм между цивилизациями, разрешаемый военным противостоянием, что подтверждается историческими событиями на протяжении всей известной истории [16].

В современную эпоху приближение к повторению сценария событий очевидно. Так в России, несмотря на замену социалистического строя на капиталистический, конкуренция между российскими производителями пищи уже привела к снижению практически в три раза поголовья животных по сравнению с последними годами социализма в России. Ведь очевидно, что продать пищу тем легче, чем ее меньше производится. И наоборот, производство большого количества пищи из-за описанных издержек на минеральные удобрения и технику резко снижает возможность реализации продукции. Поэтому, при указанных условиях, производитель пищи не выдерживает конкуренцию и снижает производство пищи. Так, в России по сравнению с 1987 г. в настоящее время поголовье соответствующих животных уменьшилось (в млн. голов): крупного рогатого скота с 59,8 до 21,048, свиней с 39,238 до 20,5339, птиц с 637,426 до 389,660 [17, 18]. Вместе с этим, снизилось и количество сельского населения, и количество сельских поселений. Ведь производимая в личных подсобных хозяйствах этих сельских поселениях пища заведомо не может выдерживать ценовой конкуренции с завозимыми в страну пищевыми продуктами.

Как видим, переход к рыночным отношениям в России (цель Перестройки), который, по мнению бывших экономистов-марксистов, должен был обеспечить рост производства пищевой продукции в Российской Федерации за счёт конкуренции, на самом деле, привёл к снижению этого производства. Как следствие, национальные производительные силы фактически перестали развиваться, а талантливая молодёжь из СССР и России вынуждена «за бугром» развивать производительные силы конкурентов на жизненное пространство.

Стало быть, переход к рынку в России явился институциональной ловушкой, подготовленной отсталостью наук, обслуживающих политику государства, в целом, и аграрное производство, в частности.

Но стабильного производства пищи нет и за рубежом. Так, в развитых капиталистических странах сельское хозяйство без дотаций фактически не может функционировать. Причем уровень этих дотаций (от пяти до десяти тысяч Евро и долларов в расчёте на один гектар) свидетельствует о весьма тяжёлом и практически безвыходном положении зарубежного сельского хозяйства.

Изложенные обоснования, свидетельствуют о весьма примитивном вульгарном уровне современной рыночной экономической мысли, остановившей своё развитие на ошибочных размышлениях Смита о саморегулирующих свойствах рынка.

Ссылка бывших советских экономистов на объективность их умозаключений, опиравшихся на статистические результаты деятельности колхозов и совхозов в СССР, действительно ухудшавшиеся год от года, не выдерживает критики. Так, ухудшение показателей коллективных и государственных сельхозпредприятий СССР обуславливалось не отсутствием частной собственности на землю и рыночных конкурентных отношений, а приведенной выше сутью производства потребительной стоимости (произведением факторов). В сельском хозяйстве основным средством производства является не земля, а почвенное плодородие [19]. К сожалению, почвенное плодородие определяется не экономическим способом ведения земледелия, а естественными процессами в почве [20].

И здесь практика, как критерий истины, проявилась во всём своём блеске. К моменту увеличения производства минеральных удобрений с 1 млн. тонн (1940 год) до 30 млн. тонн в СССР (1987) в сельском хозяйстве СССР темпы прироста сельхозпродукции на единицу государственных инвестиций продолжали снижаться. Не исправил отрицательной тенденции и рост основных фондов, фондообеспеченности и фондовооружённости села. Так, с 1960 г. по 1987 г. основные фонды увеличились в 7,6 раза, а урожайность зерновых с 15,6 ц/га (1970 г.) увеличилась всего до 18,3 ц/га (1987 г.). При этом, количество продукции в колхозах в сопоставимых ценах увеличилось с 67,1 млрд. руб. (1970 г.) до 79,2 млрд. руб. (1987 г.), т.е. всего в 1,18 раза. В совхозах количество продукции выросло с 44,5 млрд. руб. (1970 г.) до 80,8 млрд. руб. (1987 г.), т.е. в 1,81 раза [17].

Не трудно увидеть, что наибольший диссонанс в приведенных показателях касается многократного роста применения в сельском хозяйстве минеральных удобрений и очевидного непропорционального увеличения урожайности. Мало того, вице-президент ВАСХНИЛ А. Н. Каштанов уже в восьмидесятые годы констатировал: «Практически в большинстве хозяйств «интенсивные технологии» не дают должной отдачи» [21]. Стало быть, именно здесь лежало главное противоречие аграрных наук. Действительно, со времен Либиха (1840 год) в аграрных науках, включая экономику сельского хозяйства, полагалось, что именно за счёт минеральных удобрений удастся остановить снижение почвенного плодородия. Но этого не произошло.

Однако научное сообщество великой страны, прошло мимо выявления причин этого РЕЗУЛЬТАТА обширного эксперимента в сельском хозяйстве.

Вместе с тем, к разгадке этого феномена в 1955 г. вплотную приблизился Президент ВАСХНИЛ Т. Д. Лысенко. Он полагал, что препятствием на пути развития земледелия являлась химическая концепция питания растений, которую необходимо было заменить на биологическую [22]. Однако заблуждение в виде химической концепции питания растений, поселившееся в головах подавляющей массы аграрных учёных мира и советских (российских) академиков-агрохимиков, остановило развитие аграрных наук и парализовало мышление других ученых. А существующая в среде ученых КОНКУРЕНЦИЯ так же не привела к положительным следствиям ни для общества, ни для аграрной науки. Т. Д. Лысенко сняли со всех постов, а страна стала скатываться к своему бесславному концу.

Правда, управленцы с шестидесятых годов уже ощутили упущения в аграрных науках. Но изданные постановления правительства об исправлении ситуации в науке не привели к желаемым результатам [23, 24, 25]. Поэтому, вместо поиска ответов на возникшее противоречие в земледелии, ответы начали искать в ошибочности социалистических форм хозяйствования. На этом пути «постарались» некоторые учёные, степень знания экономической теории которых не соответствовала положительной оценке [26, 27, 28]. Т.е., причину недостатков развития сельхозпроизводства в СССР учёные увидели не в отсталости агрохимических воззрений, а в отсутствии конкуренции.

Но, как показано выше, явление «конкуренция», интерпретированное Смитом:

– не имеет положительного отношения к аграрному производству,

– не привело к улучшению дел в мировом аграрном производстве,

– оценка конкуренции в аграрном производстве как положительного явления является глубоко ошибочной и вредной для общества и науки гипотезой.

Вредность этой гипотезы заключается в отвлечении научных работников от изучения сущности явлений, сопровождающих производство пищи, и в дезориентации управленцев.

Слепое следование положению о конкуренции привело в СССР, как и во всём остальном мире, к тому, что естественный механизм почвенного плодородия не был распознан. В результате, земледелие в СССР, как во всём мире, так и в сегодняшней России, велось и ведётся на основе ошибочной химической концепции питания растений, приведшей удобрению полей минеральными искусственными удобрениями, вызвавшими порчу плодородной земли [29]. Отрицательные следствия агрохимической концепции в ведении земледелия невозможно устранить концепцией о конкуренции производителей пищи. Этого нельзя сделать потому, что, во-первых, обе концепции разнородны по воздействию на экономический организм производства пищи. А во-вторых, как следует из приведённых обоснований, обе концепции ошибочны и отрицательны по своему влиянию.

Первая из них (концепция Либиха), вызвала рост применения минеральных удобрений. Как следствие, к 80 годам ХХ века естественное почвенное плодородие сельхозугодий в СССР катастрофически снизилось, а в мире было потеряно 2/3 плодородных полей.

Вместе с тем, именно в СССР уже к 1955 г. было создано достаточно оснований для выработки стройной системы представлений о естественном механизме питания растений и почвенном плодородии. Но мимо этого прошла аграрная наука. На сегодняшний день несоответствие химической концепции питания растений сути природных явлений вскрыто и обосновано [30, 31, 32]. Оказалось, что естественное плодородие полей определяется круговоротом органического вещества. В СССР органическое вещество урожая переходило в навоз и помёт и подвергалось разложению в компостных кучах. Вследствие этого из круговорота в земледелии были выведены до двух миллиардов тонн органического вещества, загрязняющего окружающую среду из-за неправильного отношения к навозу и помёту. Созданная для борьбы с навозным «злом» «Союзсельхозхимия» лишь усугубила ситуацию колоссальными издержками на транспортировку навоза на паровые поля (5% от пашни).

Невозврат органического вещества навоза на кормовые  угодья и пашню и использование вместо него минеральных удобрений привели к существенному снижению воспроизводства почвенного плодородия. Но фактор почвенного плодородия является сомножителем в экономическом механизме производства стоимости (урожая) [13]. На первом этапе коллективизация, как горизонтальная производственная кооперация мелких хозяйств в колхозы, оказалась одним из решающих факторов в победе СССР во Второй Мировой Войне [33]. Но уже после войны именно снижение естественного плодородия угодий привело к сведению преимуществ крупного кооперированного сельского хозяйства к нулю.

Как следствие, сельское хозяйство СССР не могло быть спасено ни социалистическим коллективным характером, ни ростом капитальных вложений. Не мог быть спасён и строй, ибо гражданам СССР был важен не социализм, а достаточное для жизни количество пищи.

Вторая из них (концепция Смита о конкуренции) разрушительна для производства. Осознание этого западными цивилизациями и поиск путей избавления от этой беды привёл к нетривиальным последствиям. Там уже давно, благодаря идеям Райффайзена и Роберта Оуэна, экономический организм сельского хозяйства фактически избавился от конкуренции между непосредственными производителями в пределах капиталистического государства.

Фермерские хозяйства объединены на Западе в различные по форме организации, главными из которых являются производственные, сбытовые, финансовые и потребительские с развитой сетью научного консультирования. При таких обстоятельствах между производителями сельхозпродукции в любом из развитых западных государств фактически нет никакой конкурентной борьбы друг с другом ни по производству продукции, ни по её сбыту. Наоборот, все участники производства сельхозпродукции в этих государствах упорядочили свою деятельность и на деле, благодаря кооперации, устранили конкуренцию внутри отрасли и достигли исключения перепроизводства одного вида и недостаточное производство другого вида продукции сельского хозяйства.  Фактически в развитых странах Запада к 1991 г. пришли к плановой системе производства пищевой продукции на основе всесторонней кооперации производителей. И эта плановая система по степени дисциплины и ответственности перед государством на порядок более жесткая, чем в СССР. Жёсткость этой системы, например в Германии, определяется не только колоссальными издержками в сельском хозяйстве из-за потерь естественного почвенного плодородия, что заведомо привязало всё сельское хозяйство к применению растущих доз минеральных удобрений в соответствии с концепцией питания растений Либиха. Эта жёсткость определяется тем, что новый владелец или арендатор сельскохозяйственных угодий не может продать землю в течение 15 лет. Но даже по истечении этого срока земля продаётся преимущественно «Обществу по перестройке и улучшению аграрной структуры», соблюдающей не частные интересы собственников земли, а самые что ни на есть государственные интересы любой из западных цивилизаций. На это условие налагается уникальное по степени привязки фермера к своему производству обстоятельство. Так, с 1934 г. в Германии каждый фермер ОБЯЗАН вступить в какой-либо кооператив и подчиняться его правилам. На сегодняшний день в Германии сельское хозяйство являет собой не конгломерат конкурирующих между собой фермерских хозяйств. Это хозяйство представляет собой единый кооперированный организм по производству сельскохозяйственной продукции, прежде всего, для осуществления прав своих граждан на пищу.

На государственном (общественном) уровне все районные кооперативы  по сферам деятельности объединены в четыре национальных союза: Головной Союз промысловых кооперативов, Германский Кооперативный Союз (Шульце-Деличе), Головной Союз сельских кооперативов и Германский Союз Райффайзен (1972 г.). Одновременно были созданы три федеральных союза, охватывающие:

1. Кредитные кооперативы – Федеральный Союз Германских Народных Банков и Банков Райффайзен (BVR),

2. Кооперативы товарного сектора – Германский Союз Райффайзен (DRV),

3. Промысловые товарные и обслуживающие кооперативы - Центральный Союз Промысловых Групп (ZGV) [34].

Любопытно, что за рубежом весьма пёстро выглядит институт пользования землёй:

– в Израиле практически вся земля находится в собственности государства, а продаются лишь права на пользование землёй. Основной производящей структурой сельского хозяйства Израиля являются колхозы (кибуцы);

– доля арендованной земли в Бельгии – 70%, во Франции – 50%, в США, Великобритании и Нидерландах – 40%

– в США, Германии, Франции, Голландии, Бельгии за один год меняют собственника не более 3% земель [35].

Таким образом, частная собственность на землю на Западе поставлена в условия, при которых её возможные отрицательные последствия для производства пищи сведены к нулю.

По сути производственных отношений, благодаря разносторонней кооперации, все фермерские хозяйства в Европейских странах сегодня напоминают отдельные производственные подразделения колхозов и совхозов СССР. А в целом сельское хозяйство развитых западных стран представляет собой слаженно работающий экономический организм.

Однако ведение сельского хозяйства Запада по концепции Либиха привело и продолжает приводить к весьма серьёзным последствиям. С одной стороны, снижение естественного почвенного плодородия под воздействием минеральных удобрений приводит к росту количества их внесения. С другой стороны, внесение минеральных удобрений на Западе достигло своих критических величин, при которых водные ресурсы и производимая пища загрязняются нитратами, что вызывает соответствующие заболевания человека. При этом в производстве пшеницы доли США и Канады упали на 32 и 38% соответственно [36].

Достижение оптимизации производственных отношений в странах Запада вовсе не гарантирует стабильности в производстве пищи в этих странах. Это объясняется тем, что даже при избавлении от отрицательного влияния конкуренции внутри государства, количество производимой пищи определяется произведением фактора труда (отражается формой организации) на фактор средств производства (фактор почвенного плодородия). Но величина этого фактора плодородия, как показано выше, во всём мире снижается. Вместе с этим снижается рентабельность производства из-за роста издержек не по вине фермеров. Отсюда – высокий уровень дотаций государств собственному фермерству. Поэтому, цивилизации, как отмечено Д. М. Кейнсом, вынуждены конкурировать между собой, возлагая свои тяготы на плечи соседей по планете Земля через международную торговлю, ведущую к ослаблению своих конкурентов любыми методам, вплоть до военных действий.

Среди конкурентов Западных стран в производстве пищи к концу восьмидесятых годов наиболее мощным был СССР. Его конкурентные возможности определялись не только великолепной организацией сельскохозяйственного производства, но и на порядок большим количеством плодородной земли в расчёте на одного гражданина. В Европе этот показатель составляет около 0,2 га на человека, а в СССР и сегодняшней России – потенциально более 2 га на человека.

Вполне ясно, что борьба с конкурентом сводится, в конечном счёте, к овладению его средствами производства. Этого можно достигнуть разными средствами, среди которых, включая ослабление и расчленение, особым плохо распознаваемым методом является дезинформация и использование внутренних разногласий цивилизации. Применительно к СССР и современной России таким средством стало невежество научного сообщества в специфических вопросах.

Во-первых, в отдельных частях бывшего СССР до сих пор полагают, что сельское хозяйство Запада зиждется на конкуренции частных собственников земли за внутренний рынок. На самом же деле, как показано выше, там такой конкуренции нет.

Во-вторых, полагают, что почвенное плодородие восстанавливается путем применения минеральных удобрений. На самом же деле, применение минеральных удобрений ведёт к снижению естественного почвенного плодородия и неудержимому росту издержек в сельском хозяйстве вплоть до порчи земли.

В-третьих, полагают, что основным средством производства в сельском хозяйстве является земля. На самом же деле таким средством производства является почвенное плодородие [19].

В-четвертых, полагают, что почвенное плодородие определяется гумусом. На самом же деле, почвенное плодородие определяется круговоротом органического вещества [20].

В-пятых, полагают, что потребительные и меновые стоимости в сельском хозяйстве определяются трудом. На самом же деле, эти стоимости определяются произведением фактора труда, включая его кооперацию, и фактором почвенного плодородия [13].

В-шестых, полагают, что сельское хозяйство на Западе является самодостаточным и справляется с обеспечением граждан своих государств пищей. На самом же деле, сельское хозяйство Запада не обеспечивает своих граждан пищей в необходимых количествах и является низкорентабельным. Последнее подтверждается большим удельным весом государственных дотаций национальному производителю пищи.

Указанные шесть  видов невежества относятся к самой уникальной по степени вредительства категории – заблуждению. И именно все эти шесть разновидностей сыграли решающую роль в сдаче своих позиций цивилизацией – советским народом СССР.

Так, экономические советники советского государства, смущенные низкими показателями работ колхозов и совхозов и «высокими» показателями зарубежного сельского хозяйства, не смогли разобраться в сути происходящих процессов в экономическом организме сельского хозяйства мира и СССР. Как следствие возникли уникальные по степени вульгарности и откровенной глупости советы управленцам СССР по переводу на рыночные отношения земледелия и животноводства путем модной деколлективизации [26, 27, 28]. Дальше – больше. Приглашение инвесторов со стороны конкурирующих цивилизаций завершилось не развитием российского производителя, а его дезинтеграцией с переходом ключевых производителей (птицефабрик, животноводческих комплексов, предприятий пищевой промышленности) под юрисдикцию частных зарубежных компаний. Отсюда, вместо изобилия на основе конкуренции частей бывших колхозов и использования в сельском хозяйстве рекомендаций теории Либиха – доминирование на рынке пищи в России зарубежных компаний, поиск средств для посевной и поставленная президентом задача импортозамещения. Последнего принципиально невозможно добиться в стране, экономический организм которой парализован ошибочными концепциями.

Тем не менее, на сегодняшний день надежды на импортозамещение имеются. Но достижение его без преодоления заблуждений в аграрном секторе (науке и производстве) и без технологического реформирования сельского хозяйства не представляется возможным [37].

На этом пути стоит конкуренция в научной среде, полностью повторяющая антагонистический характер экономической конкуренции, вред которой не был распознан Смитом и Риккардо. Этот антагонизм между сторонниками ошибочных положений (дезинтеграция, конкуренция, минерализация питания, приватизация земли) аграрных наук, сидящими в парализованных институтах и управленческих кабинетах, равно как и рыночной концепции экономики, и носителями нового знания, мешают нормальному развитию и сельского хозяйства, и экономики не только России, но и остального мира.

Но жизнь, как целесообразное создание природы, нам демонстрирует уникальные формы сосуществования биологических объектов. Эти разного вида объекты, несмотря на отсутствие у них разума, вполне рационально уживаются на ограниченном пространстве. Природа тщательно охраняет видовое разнообразие: «На повестку дня новой экологии поставлен поиск гармонии природы и техники. Лозунг «борьба с природой», исподволь на протяжении тысячелетий внедрявшийся в сознание человека, ныне быстро сдает свои позиции. На смену ему идут «принципы мирного сосуществования», хотя их очертания пока ещё далеки от полной определенности. Вот почему так интересуют учёных-экологов сложные биологические сообщества – биоценозы, где уживаются друг с другом сотни разных видов растений и животных» [38]. Тем не менее, в среде экологов, как существ, наделенных разумом и придерживающихся разных взглядов на теорию развития видов (как конкурентную и сохраняющую разнообразие), конкурентные отношения в процессе познания истины «каждый остался при своём мнении, и дебаты на страницах научных журналов вспыхнули с новой силой» [38].

Но в отличие от экологов, стремящихся найти истину и не могущих повлиять на суть происходящих внутри природы событий, носители научных степеней в аграрной науке, не могущие разобраться в организме сельскохозяйственного производства, вполне спокойно жертвуют социальным благополучием общества, подвергая социальному истреблению соотечественников, открывающих суть происходящих в экономическом организме явлений.

Именно конкуренция в науке, носящая самые безобразные формы этого явления из-за применения дарованного природой мозга не для открытий, а для борьбы друг с другом за место у кассы, привела к остановке осознания интеллектуальным сообществом этих возможностей. И эта ситуация лишь усугубляется социальными, профессиональными, региональными и иными особенностями и обстоятельствами, включая использование служебного и общественного положения в недобросовестной борьбе с инакомыслием.

Эта борьба в виду непонимания элитой науки природы конкуренции, наличия заблуждений в аграрной науке и её привилегированное положение, как мы уже знаем, привела к долгому периоду застоя [23-28]. В настоящее время этот застой перерос в конфликт, приведший к реформированию Российской Академии Наук. Это обстоятельство, распад прикладной науки, конструкторских гражданских учреждений и проникновение в научную среду не лучших качеств, привели к длительному застою в освоении разработок в народном хозяйстве. Изобретения и открытия, создаваемые вне стен специализированных институтов, не без участия конкурентов внутреннего и внешнего порядка, из-за препятствий не могут быть доведены до реализации в народном хозяйстве [39]. Так, освоению не имеющей в мире аналогов технологии Башкирского научно-инженерного центра по технологии переработки органики (БИЦОР), обосновавшего это направление, не может способствовать его ликвидация. Т.е., руками некоторых управленцев данного государства в соответствии со стихией конкуренции уничтожается научное направление с использованием научного административного ресурса. А в этом направлении с опорой на открытия российских и советских ученых выявлены и преодолены заблуждения в аграрных науках, созданы основы рационального ведения сельского хозяйства, позволяющие производить максимально возможное количество пищи и избежать военных разборок за оставшиеся плодородные земли [40, 41, 42, 43]. Поскольку новое направление на сегодняшний день не имеет аналогов, способно обеспечить производство максимально возможного количества пищи в России при наименьших издержках, постольку его уничтожение сопоставимо со специально организованным вредительством. Ведь рассчитанный специалистами ожидаемый экономический эффект на основе многолетних испытаний продуктов по новой технологии составляет 44 миллиарда рублей только от её внедрения на территории Республики Башкортостан. Но поскольку технология решает проблему импортозамещения пищи на всей территории России путём воспроизводства естественного плодородия через максимально возможное использование навоза и помёта, то ожидаемый эффект много больше.

Любопытно, что доведённое до стадии нокаута сельское хозяйство России никак не сказывается на риторике управленцев с экономическим рыночным образованием по Смиту. Отсутствие успехов в сельском хозяйстве бывших республик СССР они по-прежнему продолжают объяснять отсутствием конкурентной среды в СНГ. Однако на вопросы о том, что же мешает фермерам развитых капиталистических стран отказаться от дотаций, эти чемпионы риторики ничего вразумительного сказать не могут. Не могут потому, что в эколого-экономическом организме сельского хозяйства они не разбираются, в виду отсталости в экономической науке представлений об этом организме. Отсталость представлений и есть не что иное как наличие в аграрных науках заблуждений, мешающих правильному ведению сельского хозяйства. Преодоление же заблуждений в собственном мировоззрении, воспитанном на устаревших положениях-заблуждениях, является задачей неразрешимой.

Вместе с тем, 10 декабря 2014 г. в Академии Наук Республики Башкортостан удалось провести первую в мире дискуссию между аграрными учёными на тему о плодородии и питании растений [44, 45]. На дискуссии ни один из аграрных учёных одного из лучших сельскохозяйственных регионов страны не опроверг обоснований ошибочности устаревших теорий и правильности новых воззрений. В результате, внутренние и наружные конкуренты, как носители устаревших знаний и нечаянные пособники разрушению сельского хозяйства России и стран СНГ, препятствуют доведению до управленцев результатов дискуссии, не неся за дезинформацию (сфальсифицированный протокол дискуссии) и действия по препятствованию освоению в России новых технологий никакой ответственности.

Вполне ясно, что, вытеснение из крупных форм производства пищи крестьян СССР в мелкие фермерские хозяйства и оставшаяся не удел большая часть крестьянского населения России не может конкурировать с поддерживаемыми государствами Запада кооперированными фермерскими хозяйствами. Тем не менее, сам факт дотационности сельского хозяйства капиталистических стран свидетельствует об ошибочности гипотезы о полезности конкуренции в сельском хозяйстве. И исторический опыт капиталистических стран, и последний двадцатилетний опыт российского сельского хозяйства свидетельствуют, что конкуренция в сельском хозяйстве ведёт не к созиданию, а к разрушению сельского хозяйства и конфликтам между цивилизациями.

От объективной оценки конкуренции по Смиту и концепции питания по Либиху, приведшей к снижению плодородия на Украине и в Китае [7, 46], как заблуждений, и от их преодоления в России отвлекает раздувание конфликта в Украине. Этот конфликт и продолжающееся обучение молодого поколения россиян на ошибочных концепциях конкуренции Смита и питания растений Либиха вполне вписываются в планы: «Поэтому вопрос о том, как прокормить растущее население планеты состоит в том, кто будет распоряжаться российским потенциалом» [47].

На самом же деле, еще Мендевиль полагал, что «Великое искусство сделать нацию счастливой и тем, что мы называем процветающей, состоит в том, чтобы дать каждому возможность быть занятым» [15, С. 331].

ВЫВОДЫ:

– конкуренция не является созидательным началом в экономическом организме производства пищи. Она давно преодолена в сельском хозяйстве развитых капиталистических государств, организованном в рамках национал-социалистических форм кооперации от низовых до общенациональных централизованных органов;

– частная собственность на землю не является стимулом к увеличению производства пищевой продукции на земле;

– снижение производства продукции в колхозах и совхозах и снижение в них рентабельности определялись не их производственно-организационной формой, а ведением земледелия на основе ошибочной концепции Либиха о минеральном питании растений. В результате, применение минеральных удобрений привело к снижению естественного почвенного плодородия и росту непроизводительных издержек в производстве пищи и нанесению государству эколого-экономического ущерба;

– ликвидация колхозов и совхозов, введение частной собственности на землю и животноводческие предприятия в России являются институциональными ловушками, в которых оказалось мышление управленцев, что служит разрушению сельского хозяйства;

– применение минеральных удобрений по концепции питания растений (Либих) ведет к уничтожению естественного почвенного плодородия и уже привело к потере большей части плодородных земель в мире. Это вызовет, если не принять срочных мер, обострение борьбы между цивилизациями за оставшиеся плодородные земли. Пока эта борьба, в соответствие с прогнозом Кейнса, явилась причиной снижения производства пищи в России почти наполовину, что лишает Россию достижения национальной продовольственной безопасности;

– без кооперации производителей сельскохозяйственной продукции на основе отечественного опыта организации сельского хозяйства подъём села невозможен;

– рост производства пищи в мире и России возможен только через отказ от доктрины конкуренции Смита и минеральной по Либиху концепции питания растений при обязательном технологическом реформировании сельского хозяйства путем освоения в нём технологий, обеспечивающих воспроизводство естественного почвенного плодородия на основе соблюдения закона круговорота органического вещества.

Вместе с тем вполне ясно, что у России весьма ограничено время и ресурсы, слабы организационные механизмы для кооперирования образовавшихся на развалинах разрушенных колхозов и совхозов фермерских хозяйств, с громадными перед частными банками долгами. Но есть надежда на управленческий выздоравливающий ресурс и опыт.

Литература

1. Добровольский Г. В. Роль и значение почв в прошлом и будущем человечества. Экология и почвы. Избранные лекции Х Всероссийской школы, Т. IV. Пущино. 2001 г.

2. Керженцев А. С. Флуктуации, метаморфозы и эволюции почв. Экология и почвы. Избранные лекции Х Всероссийской школы, Т. IV. Пущино. 2001 г.

3. Число голодающих в мире приблизилось к миллиарду / golos-ameriki.ru/content/un-world-hunger/1523089.html.

4. ГМО в Америке: Ассоциация американских врачей призвала к мораторию на ГМО / oagb.ru›Новости›?nid=10416&page=0&txt_id.

5. График дня: Россия обеспечивает себя продовольствием не более чем на 60% / slon.ru›s/XM/, 06.08.2014 г.

 6. Международный конгресс Slow Food («Слоу Фуд») 8prav.ru› assets/files…2012.

7. В Китае деградировало около 40% пахотных земель / 18 ноября 2014, agriacta.com.

8. Пахотные земли в Украине теряют плодородность / 23.12.14,  agriculture.by/.

9. Указ Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 г. N 560 "О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации" / Российская газета, столичный выпуск 0"РГ" - Столичный выпуск № 6448, 7 августа 2014 г.

10. Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изменениями и дополнениями).

11. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. Т. 9, ч. II, стр. 446, или Полное собрание сочинений, т. 25, ч. II, С. 483.

12. Тарханов О. В. Теоретическая экономия – тупик классового подхода. М.: Экономика, 2003.

13. Тарханов О. В. Аналитическая оценка ожидаемого урожая. / Экология и почвы. Избранные лекции Х Всероссийской школы, Т. IV. Пущино. 2001 г.

14. ГМО приводит к бесплодию – исследования российских учёных. http://www.gitagrad.org.ua/zdorove/gmo-privodit-k-besplodiiu-issledovaniya-rossiyskich-uchenich.html21.02.2011.

15. Кейнс Д. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Гелиос АРВ, 2002.

16. Тарханов О. В. Бегство от голода: история реформ аграрных технологий и современные проблемы // Истории мировой экономики, 2014, вып. 3. – М.: Институт экономики РАН. – С. 220-237.

17. Сельское хозяйство СССР. М.: Финансы и статистика, 1988.

18. Поголовье скота и птицы в хозяйствах всех категорий / 1 июля 2013 г.

souzkombikorm.ru›…pogolove-skota…pticy…kategoriy…g

19. Тарханов О. В. Основное средство производства агроценоза: обоснование нового видения // Аграрная наука, №7, 2014.

20. Тарханов О. В. Концепции питания растений и общество // Национальная безопасность и стратегическое планирование, 2014, № 2 (6). – С. 41-56.

21. Каштанов А. Н. Насущные проблемы интенсификации земледелия // Земледелие. 1990. № 2. С. 2-5.

22. Лысенко Т. Д. Почвенное питание растений – коренной вопрос науки земледелия. М., Сельхозгиз, 1955 (1956, изд. 2 , дополненное).

23. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 февраля 1956 г. N 253 "О мерах по улучшению работы научно-исследовательских учреждений по сельскому хозяйству".

24. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 октября 1968 г. N 786 "О мерах по дальнейшему улучшению научно-исследовательских работ в области сельского хозяйства" (СП СССР, 1968, N 19, ст. 133).

25. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 26 августа 1976 г. N 703 "О мерах по дальнейшему повышению эффективности сельскохозяйственной науки и укреплению ее связи с производством" (СП СССР, 1976, N 21, ст. 103).

26. Тарханов О. В. Сущность кооперации по А. В. Чаянову и современность // Экономический журнал, №21, май, 2011 г.

27. Тарханов О. В. Экономическая социология и государство // Национальная безопасность и стратегическое планирование. №4 (8), 2014.

28. Тарханов О. В. "Аграрная экономика и государство" // Национальная безопасность и стратегическое планирование. №2 (10), 2015.

29. Тарханов О. В. Плодородие без гумуса и удобрений // Химия и жизнь. № 3, 2008. С. 24.

30. Тарханов О. В. Научные и научно-институциональные ловушки в АПК // Национальная безопасность и стратегическое планирование. № 2, 2014.

31. Тарханов О. В. Концепции питания растений и общество // Национальная безопасность и стратегическое планирование. № 3 (7), 2014.

32.Тарханов О. В. Сельхозпроизводитель и почвенное плодородие / fermer.ru/content/selhozproizvoditel-i-pochvennoe-plodorodie-215831, декабрь 2014.

33. Бокарев Ю. П. Миф об упущенной альтернативе // Экономич. журнал. 2001, № 2.

34. Уколова Л.В. Кооперативные организации Германии: Законодательство, структура, деятельность. - Белгород: Белгородский университет потребительской кооперации, 1998.

35. Их нравы / kommersant.ru›doc/143012.

36. С. Филлипс, Р. Нортон Мировое производство зерна пшеницы / eeca-ru.ipni.net›article/EECARU-2163

37. Тарханов О. В. Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны, М.: Книга и бизнес, 2006.

38. Иваницкий В. В. Теория конкуренции и конкуренция теорий. / nauka.relis.ru›04/0201/04201058.htm.

39. Данилова Г. Б. Уникальное открытие башкирских ученых не может дойти до аграриев. Ближе к земле  / Российская газета, № 240 (6512), 21 октября, 2014 г.

40. Корнилов В. И. Башкирский опыт воспроизводства почвенного плодородия и продовольствия безопасность // Аграрный вестник Урала, № 5, 2011 г.

41. Багаев Г. В. Когда наступит завтра / Республика Башкортостан, № 139,  21.07.10.

42. Мукатанов А. Х. Земля плодородна – народ богат / Республика Башкортостан, № 8, 15.01.08.

43. Тарханов О. В. Голод и государство: Россия (1892 – 2014) – суть проблемы// Экономика и управление: проблемы, решения, № 11, ноябрь, 2014.

44. Тарханов О. В. И вновь о плодородии российских нив / Крестьянские ведомости, 29.01.14.

45. Данилова Г. Б. На те же грабли / Российская газета, №8 (6579) 20.01.15.

46. Пахотные земли в Украине теряют плодородность / 23.12.14,  agriculture.by/.

47. Лестер Браун / Lester Brown | Новости. Великий продовольственный кризис 2011 года / km.ru›Новости›…-krizis-2011-goda.

Literature

1. Dobrovolskyi G.V. Тhe Role and importance of soils in the past and future of humanity. Ecology and soil. Selected lectures X all-Russian school, T. IV. Pushchino. 2001.

2. Kerzhentsev A. S. Fluctuations, metamorphosis and evolution of soils. Ecology and soil. Selected lectures X all-Russian school, T. IV. Pushchino. 2001.

3. The number of hungry people in the world came close to a billion / www.golos-ameriki.ru/content/un-world-hunger/1523089.html.

4. GMOs in America: American Association of physicians called for a moratorium on GMOs / oagb.EN"news"?nid=10416&page=0&txt_id...

5. Chart of the day: Russia food-sufficient for not more than 60% / slon.EN"s/XM/.

6. The international Slow Food Congress ("slow Food") 8prav.ru" assets/files...2012.

7. In China degraded about 40% of arable land / November 18, 2014, agriacta.com.

8. Arable land in Ukraine is losing fertility / 23.12.14, agriculture.by/.

9. The decree of the President of the Russian Federation from August 6, 2014 # 560 "On special economic measures to ensure the security of the Russian Federation / Russian newspaper, capital vypusk RG - Capital release No. .6448, August 7, 2014.

10. The law of the RSFSR of March 22, 1991 948 N-I "On competition and limitation of monopolistic activity on commodity markets" (with changes and additions).

11. Marx K., Engels, F., Selected works. Vol. 9, part II, p. 446, or Complete works, vol. 25, part II, P. 483.

12. Tarkhanov O. V. Theoretical economy - the stub class approach. M.: Economics. 2003.

13. Tarkhanov O. V. Analytical evaluation of the expected harvest. / Ecology and soil. Selected lectures X all-Russian school, T. IV. Pushchino. 2001.

14. GMOs leads to infertility research of Russian scientists. www.gitagrad.org.ua/zdorove/gmo-privodit-k-besplodiiu-issledovaniya-rossiyskich-uchenich.html21.02.2011.

15. Keynes J. M. the General theory of employment, interest and money. M.: Helios ARV, 2002.

16. Tarkhanov O. V., " Flight from famine: the history of reform of agricultural technologies and modern problems // the History of the world economy, 2014, vol. 3. - M.: Institute of Economics, RAS. - S. 220 - 237.

17. Agriculture of the USSR. M.: Finance and statistics, 1988.

18. Livestock and poultry in farms of all categories / July 1, 2013
souzkombikorm.EN"...pogolove-skota...pticy...kategoriy g...

19. Tarkhanov O. V. the Main means of production agrocenosis: rationale new vision // agricultural science, No. 7, 2014.

20. Tarkhanov O. V. Concept of plant nutrition and society // national security and strategic planning, 2014, № 2 (6). - Pp. 41 - 56.

21. Chestnuts A. N. Urgent problems of intensive agriculture / Farming. 1990. №. 2. Pp. 2 - 5.

22. Lysenko, T. D. Soil plant nutrition is the core issue of the science of agriculture. M., publishing house of agricultural 1955 (1956, ed. 2, augmented).

23. The decree of the CPSU Central Committee and USSR Council of Ministers dated February 14, 1956 № 253 "On measures for improving the work of research institutions on agriculture".

24. The decree of the CPSU Central Committee and USSR Council of Ministers dated 2 October 1968 № 786 "On measures for further improvement of scientific-research works in the field of agriculture" (CP of the USSR, 1968, № 19, art 133).

25. The decree of the CPSU Central Committee and USSR Council of Ministers dated August 26, 1976, № 703 "On measures on further improving the efficiency of agricultural science and to strengthen its links with industry" (CP of the USSR, 1976, № 21, article 103).

26. Tarkhanov O. V. Nature of cooperation by A. V. Canova and modernity // Economic journal, No. 21, may, 2011.

27. Tarkhanov O. V. Economic sociology and the state national security and strategic planning. № 4 (8), 2014.

28. Tarkhanov O. V. "The agrarian economy, and state" // national security and strategic planning. No. 2 (10), 2015.

29. Tarkhanov O. V. Fertility without humus and fertilizer // Chemistry and life. No. 3, 2008. P. 24.

30. Tarkhanov O. V. Scientific research and institutional traps in the agribusiness // national security and strategic planning. № 2, 2014.

31. Tarkhanov O. V. Concept of plant nutrition and society // national security and strategic planning. №3 (7), 2014.

32.Tarkhanov O. V. Farmers and soil fertility / fermer.ru/content/selhozproizvoditel-i-pochvennoe-plodorodie-215831 December 2014.

33. Bokarev Y. P. The Myth of the lost alternative // Economic  magazine. 2001, № 2.

34. Ukolova L. V. Cooperative organization of Germany: Legislation, structure, activity. Belgorod, Belgorod University of consumer cooperatives, 1998.

35. Their morals / kommersant.EN"doc/143012.

36. S. Phillips, R. Norton, World production of wheat / eeca-EN.ipni.net"article/EECARU-2163

37. Tarkhanov O. V. Technological reform of agriculture as a means against war, new York: books and business, 2006.

38. Ivanitsky V. Theory of competition and competition theories. / nauka.relis.ru"04/0201/04201058.htm.

39. Danilova G. B. Unique discovery of Bashkir scientists can not reach farmers. Closer to the ground / Rossiyskaya Gazeta, No. 240 (6512), October 21, 2014.

40. Kornilov, V. I. Bashkir experience reproduction of soil fertility and food security / Agricultural Bulletin of the Urals, №. 5, 2011.

41. Bagaev G. V. When tomorrow comes / the Republic of Bashkortostan, No. 139, 21.07.10.

42. Mukatanov A. H. The Land is fertile - rich people / Republic of Bashkortostan, No. 8, 15.01.08.

43. Tarkhanov O. V. Famine and the state: Russia (1892 -2014) - the essence of the problem// Economics and management: problems, solutions, №. 11, November, 2014.

44. Tarkhanov O. V. Аgain the fertility of the Russian NIV / Peasant statements, 29.01.14.

45. Danilova G. B. On the same rake / Rossiyskaya Gazeta, №  8 (6579) 20.01.15.

46. Arable land in Ukraine is losing fertility / 23.12.14, agriculture.by/.

47. Lester Brown | News. The great food crisis of 2011 / km.EN"news"...-krizis-2011-goda.

08.04.2015

Другие статьи по содержанию почвы и органическому земледелию ищите в соответствующем разделе по ссылке: http://sadisibiri.ru/agrotehnika.html

Комментарии (4)
Сады Сибири © 2016

Сады Сибири

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?